Голос крови: ветви дерева одного | Туристический вестник | About-Travel.ru

Голос крови: ветви дерева одного

0 45

Ноги — корни, тело — ствол, голова — крона. Асматы верят, что произошли от деревьев и могут простоять века. Если их не сломят злые силы. Чтобы этого не случилось, они вырезают из дерева умерших предков, мастерят лодки духов и коптят на древесных углях мумии вождей.

Голос крови: ветви дерева одного

КОРЕННЫЕ ЖИТЕЛИ
Асматы

Чернокожий народ, проживающий на юго-западном побережье острова Новая Гвинея, в индонезийской провинции Папуа. Численность — около 70 тысяч человек. Говорят на языке асмат, относящемся к транс-новогвинейским. Строят деревни на берегу моря или в джунглях. Основные занятия — охота и сельское хозяйство. До середины XX века практиковали каннибализм и охоту за головами. Асматы — резчики по дереву. Их ритуальные скульптуры считаются произведениями искусства. Исповедуют анимизм. Во второй половине XX века многие приняли католицизм. С 1949 года Папуа принадлежала Нидерландам. В 1963-м ООН передала ее во власть Индонезии. Асматы, как и другие племена Папуа, надеялись, что провинция получит статус независимой республики в составе Индонезии, но этого не случилось. С тех пор асматы борются за свободу и сохранение традиций.

Голос крови: ветви дерева одного

ГЕРОЙ
Бени Бериф

Асмат, родился в 1980 году.
Вырос в джунглях индонезийской провинции Папуа.
Работает в Джакарте в тематическом парке Taman Mini «Indonesia Indah»: рассказывает индонезийцам о культуре асматов.

На работе в Джакарте я ношу шорты и футболку. Таково требование правительства Индонезии. Но у себя дома, в Папуа, я хожу почти голым даже по улице. На голове ношу повязку из кожи варана с перьями птиц казуаров: у асматов тесная связь с джунглями, наши предки — выходцы из леса. А интимное место я закрываю котекой. Это чехол из высушенной и выдолбленной бутылочной тыквы лагенарии, который наши мужчины надевают на половой орган. К чехлу приделаны веревки из листьев саговой пальмы, их обматывают вокруг талии. Пока ты в котеке, москиты не покусают! Шучу. На самом деле котека — единственная доступная гигиеничная одежда для мужчин в джунглях.

Голос крови: ветви дерева одного

Скульптуры предков асматы часто красят в три главных цвета племени, соединяющих жизнь и смерть: белый, красный и черный

У нас ведь почти нет чистой воды, чтобы стирать. Вокруг только гнилая болотная. Индонезийские власти с 1970-х годов пытаются заставить асматов облачаться в «человеческие вещи», как они говорят. Была даже правительственная операция «Котека». Но в итоге у моих соплеменников начались кожные болезни из-за грязной одежды, и мы вернули себе традиционные чехлы.

Через котеки мы соединяемся с первыми людьми Земли, нашими предками. Асматы верят: до Сотворения мира люди жили за горизонтом, где после полудня заходит солнце — умирает, чтобы родиться заново. Однажды двое из них, мужчина и женщина, согрешили. И тогда Бог изгнал их на землю. Они спустились в районе гор. И обнаружили свою наготу, которую не замечали раньше. Тогда мужчина надел котеку, а женщина — юбку из волокон пальмы. Если мы сейчас похороним этот обычай, духи предков сотрут нас в крупу, как саго.

По легенде, асматов создал один из первых людей на земле. Его звали Фумерипитис. Я не знаю, почему он оказался в одиночестве, возможно, жену этого человека съел крокодил. Фумерипитис пошел в лес и от скуки вырезал из мангровых и железных деревьев фигурки мужчин и женщин, а также барабан, который он назвал тифа. Затем он начал бить в тифу, чтобы развеселиться, и тогда фигурки ожили и пустились в пляс. Так появились асматы.

Мы считаем, что каждый из нас будто дерево: ноги — это корни, тело — ствол, голова — крона. И, как и деревья, мы способны жить долго, если злые силы не попытаются нас вырубить или иссушить. Вообще, если асмат умирает не при рождении и не от старости, значит, виновато зло.

Злые силы — это духи предков. Они селятся в деревьях. Самые страшные — осбопаны. При жизни они были злодеями и после смерти не изменились: насылают на нас несчастья. Еще асматов преследуют дамбин-оу, духи предков, которые умерли не своей смертью. Эти духи мстят живым потомкам за убийство. А есть духи людей, которые недавно скончались и хотят забрать с собой остальных. Пока не заберут, не уйдут в загробное царство Сафар. Когда они охотятся за нашими душами, деревню накрывают недуги и мор.

Чтобы покойники перестали тянуть людей на тот свет, мы вырезаем из мангровых, тиковых или саговых деревьев фигуры умерших — кауэ. Часто мы берем целый ствол и вырезаем из него цепочку фигур: одна стоит на плечах другой, как бы вырастает из нее. Внизу ствола — скульптуры далеких предков, наверху — недавно ушедших. Это называется бис. Так мой народ изображает связь поколений, генеалогическое дерево.

Голос крови: ветви дерева одного

Кауэ, деревянные скульптуры асматов, — произведения искусства, тем не менее после ритуалов их уничтожают

Умение создавать кауэ и бис передалось нам от Фумерипитиса и продолжает передаваться нашим детям с молоком матери — древесным соком. В день памяти усопших резчики, чьи родственники покинули этот мир, идут мастерить фигуры в ритуальный дом из железного дерева, покрытый саговыми листьями. Дом называется йеу. Внутри нет ничего, кроме инструментов для вырезания кауэ: бамбуковых ножей, костей, ракушек. Наши мастера сидят прямо на полу — настиле из бамбуковых стеблей, так они ближе к земле, корням. У асматов вообще нет мебели, даже в жилых домах.

Когда скульптуры готовы, все мужчины племени собираются в йеу, бьют в тифу, исполняют танец: подпрыгивают на месте, громко произносят имена мертвецов и просят предков забрать души почивших в Сафар. После этого мы относим кауэ в чащу, разрубаем топором и засыпаем пальмовыми листьями. Иначе духи мертвых вернутся.

Асматы

Голос крови: ветви дерева одного

После ритуала бис асматы уносят кауэ в чащу и засыпают их листьями пальмы, чтобы злые силы не вернулись

Голос крови: ветви дерева одного

В джунглях почти нет источников чистой воды, но много болотистых рек, по которым асматы передвигаются на каноэ

Голос крови: ветви дерева одного

Череп убитого врага — хранилище энергии покойного. Поэтому его берегут для ритуалов, в том числе для обряда инициации. За каждого умершего мы убивали кого-нибудь из враждующего племени и съедали его тело всей общиной

Если кауэ не помогли и народ продолжает чахнуть, мы вяжем из саговых веревок платья-маски, полностью закрывающие тело и голову, с прорезями для глаз. Маска должна чертами напоминать покойника, который никак не отправится в Сафар. Мужчина из племени надевает этот наряд и на время перевоплощается в умершего. Он обходит все дома — прощается с деревней. Затем жители собираются у йеу и танцуют — провожают усопшего. После этого человек в маске прячется в джунглях. А дух почившего асмата обычно испаряется.

Ну, а если и маски не сработали, остаются лодки духов — вурамон. У них нет дна. А между боками вставлены как поперечные балки деревянные фигуры существ, которые, по поверьям асматов, дают жизнь. Это, например, лесная черепаха (мбу): она откладывает столько яиц, что мы считаем ее символом плодородия. Помимо мбу, соплеменники изображают водяных духов, похожих на людей (эцджо). Они помогают не утонуть. Каждую из фигур мы называем в честь усопшего, которого хотим проводить в Сафар. Лодку спускаем на реку, и она уплывает по течению.

Голос крови: ветви дерева одного

Весла лодок асматов заострены на концах и в случае опасности могут служить копьями

Источник

Наши партнеры:

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

семнадцать − 9 =